Кога ждать возобновления кредитования?

 

Ожидать существенного оживления рынка в этом и даже в следующем году не стоит

У нас тоже есть несколько программ реструктуризации. В зависимости от того, какой тип кредита и как заемщик чувствует себя финансово, мы предлагаем различные программы. Это - переход с обычного графика на аннуитет, пролонгация кредита, отсрочка по уплате тела кредита, дифференцированная ставка. Собственно, все это направлено на то, чтобы уменьшить ежемесячный платеж заемщика, помочь ему войти в новый, более гибкий график платежей. В частности, дифференцированная ставка предполагает, что 2 года клиент платит по пониженной процентной ставке, дальше – компенсирует недоплаченные проценты.

Все программы по реструктуризации доступны для всех частных клиентов банка, но рассмотрение клиентских заявок на реструктуризацию проходит на кредитном комитете. Клиент обращается в банк, приносит документы, в частности, нас интересуют документы о его платежеспособности, то есть справка о зарплате или документ, подтверждающий доходы, потому что, реструктуризируя кредит, мы хотим быть уверены, что новый график платежей соответствует платежеспособности клиента.

У нас есть своя коллекторская служба, это наши сотрудники, которые взаимодействуют с клиентами по всем вопросам, связанными с несвоевременной оплатой долгов. Мы также взаимодействуем с коллекторскими службами, которые представлены на рынке, среди них «Європейська агенція по поверненню боргів», в уставном фонде которой 51% принадлежит Сведбанку. Внешние коллекторы начинают работать с задолженностью, если она превышает 90 дней. В принципе, эффективность коллекторских служб достаточно высокая, ежемесячно возвращается более 20% просроченных долгов клиентов.

Во-первых, я все-таки надеюсь, что на этот закон будет наложено вето Президента. Закон популистский, чисто предвыборного плана, когда политические силы таким образом демонстрируют заботу об обществе. Принятие подобного Закона может негативно отразиться на имидже страны, прежде всего, осложнив и без того не самую позитивную кредитную историю нашего государства, а к внешнему рынку за кредитами нам еще придется не раз обращаться, особенно, в эти кризисные времена.

Если банки не смогут забирать залоговое имущество, это может отразиться на своевременности возврата вкладов и процентов по ним. Некачественно решая проблему с одной стороны, мы тут же получаем ее с другой.

Кроме того, каким бы ни был этот закон, в любом случае банк не сможет не забирать залоговое имущество. Этот закон не регулирует ответственность клиента перед банком. Принимая законы, никто не объясняет людям, что даже если банк не сможет забрать залоговое имущество, банк не сможет списать задолженность с балансовых счетов, и это значит, что на балансовых счетах банка будут продолжать начисляться проценты, пени, штрафы, это все будет наращиваться с каждым месяцем все больше и больше, и через три года стоимость этой квартиры будет еще больше, возможно в несколько раз. Такого рода законы дают возможность радовать избирателей перед выборами, но не отвечают на их вопросы, когда же у них будет зарплата, позволяющая быть платежеспособными в своей стране.

Это может быть полезно для рынка, но в такой ситуации банки существенно поменяют условия своих договоров. Понятно, что закон не будет иметь обратной силы. Соответственно, с момента выхода этого закона – если он будет принят - условия, на которых будут предоставляться кредиты, будут просто более жесткими.

 

Я думаю, что ожидать какого-то существенного оживления рынка в этом и даже в следующем году не стоит. Рынок, конечно, будет двигаться в сторону клиентов хотя бы потому, что у банков в любом случае есть ресурс, который нужно размещать, и этот ресурс будет. Такова банковская деятельность – нужно выдавать кредиты, это ведь основной вид деятельности у банков. Мы тоже думаем над теми программами, которые мы будем предлагать. Но сейчас мы ограничены гривной, гривной короткого срока, гривной достаточно дорогой, - потому что вкладчик на сегодняшний день не рассчитывает на низкий процент, он хочет получить максимум за тот риск, который он несет, вкладывая денежные средства в банк. Исходя из этого, соответственно, будет такое же предложение и у банков, то есть: гривна, короткая и дорогая. Это будут какие-то короткие сроки по кредитам, это будут небольшие суммы, потому что дорогое размещение средств в большие суммы, как правило, может быть слишком рискованным для банка и слишком неинтересным для клиента. Будут развиваться программы потребительских кредитов. Думаю, они будут более целевыми, чем раньше, например, на оплату страховок. И я думаю, что уже осенью на рынке будут заметны такие предложения.

Прежде всего существенно ужесточится кредитная политика, требования к заемщикам, к кредитной истории. Жестче будут кредитные процедуры. Мне кажется, что клиенты, которые захотят обратиться к банкам, вынуждены будут работать более прозрачно и более легально. Возврата к тем ценовым условиям, которые банки предлагали раньше, уже не будет, по крайней мере, не вижу предпосылок для этого, потому что западные рынки для заимствований закрыты. Мы не видим, чтобы на рынке были предложения по транзакциям с ценными бумагами. Кроме того, нестабильная политическая ситуация на ближайшие два года в связи с предстоящими выборами Президента, депутатов Верховной Рады, депутатов в местные советы, только усугубляет приход иностранных инвестиций в любом виде.

Сейчас, по-моему, и клиенты поняли, что такое риски. Когда они входили в кредитные программы, они достаточно эмоционально реагировали на наши предложения снизить риски за счет дополнительного залога или за счет изменения стоимости залога, теперь с клиентом возможен более конструктивный разговор. Происходят изменения и в банковских процедурах, которые теперь тоже более понятны клиентам, если раньше, например, в банке достаточно легко кредитовали под 80% ежемесячного дохода клиента, то теперь только 40% ежемесячного дохода клиента берется в расчет ежемесячного платежа клиента. Клиенты также разобрались с тем, что такое доходы постоянные и что такое доходы дополнительные, это помогает им по-другому оценивать свою платежеспособность, по крайней мере, в длительной перспективе при пользовании кредитными программами сроком на несколько лет.

За эти полгода, которые можно назвать периодом вхождения в финансовый кризис, многие клиенты поняли, что чуда не произойдет, что кредиты нужно погашать, нужно выходить из ситуации неплатежей, что это длительный процесс, что это не вопрос трех месяцев. Поэтому мы сейчас направляем свою работу на выстраивание длительных отношений с клиентами и готовы к ним.